08 апреля 2005
4253

Вильям Смирнов: Реформа ООН: сомнительные выгоды для России

Доклад Кофи Аннана вызвал повышенную реакцию СМИ потому, что проявил очевидное ослабление позиций генсека лично и ООН в целом. Некоторые группы интересов воспользовались этой "неровной" ситуацией и оказали давление на генсека, чтобы понудить Аннана согласиться на ту модель трансформации институтов ООН, которая устраивает США сегодня. С точки зрения неоконсерваторов, она сводится к одному: ООН должна стать более эффективно управляемой и финансируемой. Неоконсерваторы справедливо возмущены: платим за ООН в основном американцы, а музыку заказывает третий мир.

Именно поэтому неоконам расширение СБ выгодно только за счет тех кандидатов, чья позиция более или менее созвучна их собственной и Западу в целом (например, Бразилия). Здесь у них проявляется довольно двойственное отношение к праву "вето". Очевидна неудовлетворенность ястребов препонами, которые неизбежно создает у них на пути именно этот институт (придумали сами — сами теперь от него страдаем). С другой стороны, альтернатива этому праву, т.н. принцип "квалифицированного большинства" (консолидированное мнение двух третей состава СБ по наиболее важным вопросам) не может стать абсолютно надежным правовым механизмом на все времена. В Вашингтоне есть опасения, что в нужный момент СБ не встанет на их сторону. Если право "вето" будет трансформировано, то этот акт будет направлен в первую очередь против России и Китая.

Но многие, в том числе и эксперты, обслуживающих Белый дом, понимают, что институт права "вето", в отличие от других структурных реалий ялтинской системы, еще не устарел. Он до сих пор сохраняет позитивный смысл как механизм создания баланса между различными силами на планете, позволяя избежать принятия наиболее радикальных решений.

Возможно, одним из нововведений станет принцип исключения из ООН. Это вполне допустимая вещь с точки зрения новейших тенденций развития международного права и новых задач ООН. Сегодня на первое место выходят вопросы, связанные с легитимностью применения силы в мире (т.н. "гуманитарные интервенции"). Очень вероятно, что Кофи Аннан (с целью реабилитации себя в глазах Вашингтона) постепенно будет склоняться в сторону поддержки этой позиции. Уже в сентябре речь может пойти о введении целого ряда силовых процедур, привязанных к компетенции Совета по правам человека. Здесь уже наметился переход от необязательного и рекомендательного по духу характера резолюций ООН к принципу обязательного исполнения. При этом будут создаваться необходимые для нового ООН прецеденты международного права. Хотя я не думаю, что у США это получится сразу. Все-таки основная цель будущих реформ ООН — Совет безопасности.

Если неоконсерваторы в целом склонны рассматривать деятельность ООН как антиамериканскую, то позиции либеральной части реалисткой школы и демократов отличаются от нее, хотя не так радикально. В целом, их отношение к ООН также нельзя назвать абсолютно безоблачным. При всей жесткости в вопросах отстаивания прав и свобод человека во всем мире силовым путем, демократы стараются более осторожно относиться к реформам самой структуры ООН. Они не уверены, до какой степени стоит размывать уже сложившиеся институты ООН. С неоконами демократы едины в том, что в Совбезе должна доминировать группа США и их идейных союзников. Однако, если неоконы пытаются надавить на реформаторов апелляцией к чрезмерным финансовым затратам американской стороны на деятельность ООН, то демократы более мягки в этих вопросах, признавая необходимость учитывать интересы третьего мира.

Нужно сказать, что Россия с очень большой неохотой согласилась на проведение этой реформы, хотя публично подтвердила свое самое активное участие в самом процессе. Нас устраивает статус-кво. У нас осталось слишком мало реальных рычагов, чтобы воздействовать на мировую систему, поэтому Россия будет из последних сил держаться за сохранение права "вето". Москва по возможности максимально будет затягивать процесс обсуждения предложенных и альтернативных проектов. Выгоды от этой реформы для России скорее гипотетические, чем реальные. Я допускаю мысль, что в Совбезе может сложиться такая ситуация, когда американцы не смогут создать подконтрольного им большинства, и постоянное единство СБ останется лишь на бумаге. Но такой сценарий все же наименее вероятен.

У нас остается очень небогатый выбор для того, чтобы отстаивать собственные интересы в обновленной ООН. Дело в том, что мы испытываем внешнеполитическое давление не только со стороны США, но также и членов Евросоюза, в том числе и Германии. Действия Примакова в "Совете мудрецов" достаточно паллиативны и себя не оправдывают. Мы от этого особой выгоды не получаем.

Наша зависимость от США очень высока, это нужно признать как факт. Дело еще в том, что раздражены "совбезовской пятеркой", в основном, страны третьего мира. США создали все пропагандиские условия, чтобы дать им понять, кто именно тормозит процесс их вхождения в СБ и другие статусные органы ООН. Этим козлом отпущения, становятся, конечно, Россия и Китай. В условиях, когда невозможно сказать твердое "нет", нужно продолжать искать противоречия между США и их союзниками. Нашей стране приходится лавировать, попытаться перетягивать канат, насколько это возможно. Кстати, в условиях растущих противоречий между США и Китаем, Россия может стать своеобразным посредником между сверхдержавами и получать от этого некоторые внешнеполитические выгоды.

Вильям Смирнов, завсектором политологических исследований Института государства и права РАН РФ


http://www.apn.ru/opinions/article9304.htm

08.04.2005
 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован