07 декабря 2006
2264

Манящие прелести междуцарствия

Российские элиты стали слишком богатыми, чтобы доверять свою судьбу одному, пусть даже и хорошему человеку.

Нарастающая дестабилизация внутренней политики все увереннее приобретает формы, еще недавно казавшиеся практически невозможными. Даже из событий только последних недель можно составить картину серьезного политического землетрясения.

Все обостряющаяся борьба двух "партий власти". Антигрузинская кампания и прочие прививки национализма. Спецоперации чеченских милиционеров в центре Москвы. Разомкнувшаяся то ли в действительности, то ли просто в головах отдельных политиков цепь "Политковская - Литвиненко - Гайдар". Скандалы и перестановки в руководстве МВД. Расследования в ФОМСе и Пенсионном фонде. Политические танцы вокруг назначаемости мэров. История о том, как Владимир Якунин "входит и не входит" в руководящие органы "Единой России". Новые интриги вокруг реформирования Совета федерации. Да и много чего еще.

Традиционное объяснение происходящего, связанное с вступлением страны в предвыборный период, становится все менее удовлетворительным.

Конечно, становящийся все более нервным процесс выбора преемника свою роль играет, но чем дальше, тем больше кажется, что даже провозглашение Путиным фамилии своего сменщика на посту сути дела не изменит.

Формальное решение "проблемы-2008" - избрание сначала элитой, а потом и народом нового главы государства - не обещает политического умиротворения.

Вместо этого появится новый список интриг и политических комбинаций. Череда "проблем-2009, -2010" и далее без остановки. В российский политический организм явно попал какой-то очень активный элемент, который медленно, но верно и неотвратимо разрушает "вертикаль власти" и прочие жизненно важные органы путинской политической стабильности.

Чтобы выяснить, что это за элемент и в чем принцип его действия, следует еще раз напомнить, с чем же, собственно, связана история болезни российской политики при первом внешнем осмотре.

Политический режим "вертикали власти" и "суверенной демократии" имеет в своей основе моноцентризм власти. Наличие на вершине политической пирамиды лица, обладающего подавляющим объемом ресурсов и уровнем популярности, статусом единственного внутриэлитного арбитра и гаранта, а также ролью монопольного модератора во взаимоотношениях власти и общества. Окончательный отказ Владимира Путина от продления подобной своей роли еще на какой-то период уже сам по себе подрывает основы стабильности этой политической конструкции. Необходимость передать власть в России заведомо более слабому политическому лидеру, чем нынешний президент, ставит под сомнение эффективность и возможность сохранения политического моноцентризма.

Любой преемник не воспринимается как фигура, способная обеспечивать и соблюдать интересы всех элитных групп. Если же будущий глава государства принадлежит и олицетворяет собой власть только некой части до того объединенной Путиным политической элиты, то механизмы моноцентризма, заложенные в "вертикаль власти", превращаются для всех остальных групп интересов из залога стабильности в гарантию направленной против них узурпации.

Это тем более неизбежно, что, по выражению самого Путина, власть и деньги у нас сегодня не разделены.

"Вертикаль власти" и причастность к ней являются для каждого представителя правящего класса одновременно и графитовым стержнем личной безопасности в реакторе административно-бюрократического госкапитализма.

Долгое время российская политическая элита пыталась как-то разрешить весь клубок этих проблем, не покушаясь на главное завоевание путинской эпохи - политическую стабильность - и главную характеристику нынешнего политического режима - моноцентризм и монополизм власти первого лица. Отсюда все многочисленные попытки уговорить Путина остаться, а также долгие и заранее обреченные на неудачу поиски такого преемника, который устроил бы всех в качестве властного монополиста.

Сегодня российская элита окончательно осознала бесперспективность и тупиковость такого пути.

Кто первый осознал необходимость отказаться от политического моноцентризма, сказал это и начал действовать по-другому, сегодня уже не узнаешь. Но, судя по тому, как стремительно и с каким желанием все многочисленные отряды и группы элиты подхватили идею, ее заражающий и поражающий эффект чрезвычайно высок.

Российский правящий класс больше не хочет длить существование политического режима "монопольного господства" президента и предпочитает обезопасить свое будущее в рамках относительно свободной, но, желательно, управляемой политической конкурентной борьбы. Да, это менее стабильная и предсказуемая система. Но однозначные самоограничения в качестве винтиков вертикали, похоже, больше никого не устраивают.

Все хотят стать хоть немножко игроками. А президент пусть будет первым среди равных. Но не более того.

Правила старой игры еще будут как-то более или менее соблюдаться, пока не истечет срок полномочий Владимира Путина. Но будущему главе государства, кто бы им ни был, уже понятно, что его власть не будет столь монопольной и абсолютной. Что, помимо него, на политическом поле будут полноценно играть и другие. Что политический режим окончательно приобретет черты "внутриэлитной конкуренции".

В каком-то смысле это будет возвращение к значимым элементам, процедурам и практикам конкурентной борьбы "ельцинского периода". Но только при гораздо более высокой политической и ресурсной оснащенности элиты. В отличие от 90-х годов, в арсенале различных групп интересов и аппаратных кланов будут и более изощренное законодательство, и более развитая партийная система, и экономические возможности маневрирования, обеспеченные благоприятной конъюнктурой и большей финансовой устойчивостью государства. Под новые правила новой увлекательной игры будут постепенно как-то адаптироваться и другие накопленные за последние годы возможности и характеристики политической системы. И правила госкапитализма. И серьезно отличающийся от 90-х рынок СМИ. И большое количество новых институтов - от Общественной палаты до Госсовета. И различные конституционные принципы и практики, прежде всего, те из них, которые и в 90-е годы, и при Путине чаще всего были маркерами происходящих трансформаций режима. Тут, прежде всего, значимы принципы отношений и место региональных элит в политической системе. Возобновление практики договоров с регионами, вновь активизировавшееся обсуждение возможностей децентрализации полномочий и системы межбюджетных отношений, очередные проекты реформирования Совета федерации - все это признаки того, что и здесь процесс уже пошел.

Помехой элитам вновь самозабвенно пуститься по волнам подзабытой внутривидовой конкурентной борьбы является Владимир Путин. Но уже даже не его нынешняя власть, сила которой подтачивается по мере приближения выборов.

Главный ограничитель - возможность его нового возвращения после перерыва на пост главы государства в качестве властного монополиста.

ВАШЕ МНЕНИЕ

Представьтесь:

Ваш e-mail:

Ваше мнение:


Но тут уже все зависит от того, насколько быстро и глубоко овладеет политической элитой вырвавшийся на свободу "радиоактивный" элемент жажды власти, "освобождения от вертикали" и желания вновь почувствовать себя политическими игроками. Если наступит отравление, то тогда, возможно, Путин и вернется. Ну а если нет, то пьянящий воздух свободы может заставит элиты и что-то предпринять, чтобы избавиться от "призрака моноцетризма".

Глядя на текущую динамику процессов расставания с вертикалью, можно допустить даже, что в какой-то момент статью о сроках полномочий президента все же поправят. Но только не в целях обеспечения третьего срока, а для того, чтобы изъять из нее слово "подряд". То есть просто два срока и не больше. И тогда 2012 год уже не страшен.

07 ДЕКАБРЯ 2006


Текст: Дмитрий Бадовский
http://www.gazeta.ru/comments/2006/12/07_a_1128903.shtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован