29 марта 2006
1284

Дмитрий Суслов: `Мы по-прежнему имеем дело с отсутствием стратегического видения и отсутствием стратегической политики как таковой`

- Претензии по поводу исключения России из "большой восьмерки" звучат давно, и они частично оправданы. Другое дело, что они вряд ли приведут к исключению России из "большой восьмерки". Этого, конечно же, не произойдет, и Россия окончит свое председательство в срок. Другое дело, что, как мне представляется, на сегодняшний день это председательство вряд ли будет успешным, эффективным и результативным. Скорее всего, страны "большой семерки", а экономически "восьмерка" представляет собой все же "семерку", к которой частично присоединяется Россия, так вот - скорее всего, страны "семерки" будут принимать какие-то самостоятельные решения в экономической сфере, без участия России. Это, прежде всего, касается, финансовых вопросов и некоторых других.

И если раньше, еще несколько месяцев назад, о подобных перспективах можно было говорить как об угрозах, то сегодня это уже можно назвать реально сложившейся ситуацией. И сегодня это уже происходит в режиме реального времени.

И, конечно же, во многом этому способствовала тактически, может быть, успешная, но стратегически не очень продуманная политика России по использованию газового рычага исключительно по политическим причинам по отношению к постсоветским странам. И, абстрагируясь от таких понятий, как реноме России в мире в целом, перспективы интеграции России в сообщество высокоразвитых стран и т.д., и даже от такого важнейшего вопроса о том, будет ли Россия все же развивать постиндустриальную экономику или не будет, можно признать, что в энергетической сфере непосредственным долгосрочным итогом всего этого процесса - использования газового рычага - является то, что Россия потеряла всякие шансы стать энергетической сверхдержавой.

Энергетическая сверхдержава - это страна, которая обладает энергетическими рычагами, но не использует их так, как использовала их Россия. Поэтому, конечно же, доверие к ней даже в энергетической сфере пошло вниз. Европа гораздо сильнее чем до этого, заговорила о необходимости диверсификации энергетических поставок. Кстати, от этого, в первую очередь, выиграет Иран. Россия будет, конечно же, сохраняться как один из ведущих поставщиков энергоносителей, но ее возможности по политическому использованию ресурсов сократятся.


- А в чем причина такого поведения России? В великодержавнических настроениях, царящих в умах нашей политической элиты, или экономических просчетах, отсутствии прогностических возможностей?


Мне представляется, что это действия - из серии "выборы на Украине". Вот эти действия сегодня, хотя и в других формах и совершенно по-другому, но во многом повторяют российскую политику ноября 2004 года. По-прежнему мы имеем дело с отсутствием стратегического видения и отсутствием стратегической политики как таковой. Вместо этого мы видим набор неких технологий, набор спецопераций, целью которых были, во-первых, дискредитировать украинское руководство и Ющенко внутри страны, и добиться победы на предстоящих выборах на Украине пророссийских сил, и, во-вторых, дискредитировать политику Ющенко в Европе, заявив о том, что вот они воруют газ, не принимайте их в Евросоюз, и т.д.

В результате действия России, как мне представляется, привели к тому, что Россия, наоборот, потеряла свое влияние среди населения Украины и будет его терять дальше. Поскольку нет же идиотов, и все понимают, кто стоит за повышением цен на газ на Украине. И Россия дополнительно потеряла свое реноме в Евросоюзе, поскольку там претензии к Украине не предъявлялись, а претензии предъявлялись к таким вот действиям России.

И конечно, на рыночную схему отношений с Украиной в области поставок газа надо было переходить, и конечно, глупо было покупать любовь украинцев за деньги, как мы пытались это делать на протяжении девяностых и первой половины двухтысячных годов. Но делать это надо было постепенно, и конечно же, не за несколько месяцев до выборов в столь стремительном и ультимативном порядке, как мы это сделали.


- А что, на ваш взгляд, может заставить Россию изменить свою внешнюю политику? На заседаниях "восьмерки" ей все равно будут мило улыбаться, хотя за спиной - критиковать. Визит Ангелы Меркель, правда, показал некоторое начавшееся дистанцирование, но, тем не менее, активная критика в адрес российского руководства раздается только со стороны западного экспертного сообщества и СМИ. На официальном уровне острые высказывания звучат редко. Что может повлиять на внешнеполитические настроения в Кремле?


Мне кажется, что эта проблема напрямую связана с внутриполитическими изменениями и изменениями в процессе принятия решений. Это напрямую связано с укреплением гражданского общества и независимостью СМИ, напрямую связано с перспективами участия экспертного сообщества в принятии как внешне-, так и внутриполитических решений.

В России налицо интеллектуальный кризис и кризис политической элиты. Налицо угроза номенклатуризации политики России. И вот эта создающаяся номенклатура, конечно же, в результате своего доминирования в российском политическом пространстве, считает, что делать можно все, и что ей ничего не угрожает. И что также можно вести себя во внешней среде.

Поэтому, только изменение построения российского политического класса может привести к позитивным изменениям в области внешней политики. И до тех пор, пока российский политико-образующий класс будет строиться по номенклатурному признаку, будет закрыт, до тех пор мы будем сталкиваться с той политикой, с которой мы сталкиваемся сейчас.

И конечно, пока цены на нефть находятся на высоком уровне, тактически эта политика будет приносить успех. Но стратегически даже визит Меркель показал, что Россия проигрывает, и если в российско-германских отношениях все будет, возможно, происходить на уровне того партнерства, которое было при Шредере, и на двустороннем уровне никаких негативных изменений не будет происходить, то на уровне Россия-Евросоюз мы уже видим, что происходит изменение существенное.

В Евросоюзе формируется антироссийский блок, в который входят не только страны центрально-восточной Европы, но также некоторые старые страны Евросоюза - как, например, Австрия и Швеция, притом что Швеция традиционно была в 90-ые годы одной из самых пророссийски настроенных стран - членов Евросоюза.

В Евросоюзе мы также видим выдвижение на ведущие позиции Польши, что также обернется для России ее постепенным исключением из европейского политического пространства, и т. д. То есть, ключ проблемы заключается в характере и природе российской внутренней политики.


- Это означает, что рубежом ближайших возможных политических изменений в России может стать следующий избирательный цикл?


Я думаю, да.

Дмитрий Суслов, заместитель директора Совета по внешней и оборонной политике.
23 января 2006
http://www.iamik.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован