Эксклюзив
Егоров Вячеслав Елизарович
27 апреля 2017
3318

Динамика развития права в сфере несостоятельности (банкротства) в России ( Дореволюционный этап)

Main image002

УДК 347.736

В. Е. Егоров, К. Ю. Рожнова

Рассматривается развитие права, регулирующее несостоятельность должника в дореволюционной России. Приводятся мнения авторов по динамичному развитию источников права в указанный период.  Разработанная ими хронология развития права вызывает несомненный интерес для дальнейшего исследования в сфере несостоятельности. Авторы призывают к дальнейшей дискуссии по названной теме.  

Ключевые слова: банкротство, нормы права, источники, законодательные акты.

 

История развития права в России показывает, что она всегда в целом шла по национально-самобытному направлению, в том числе и в области банкротства должника. Наверное поэтому некоторые исследователи заявляют, что нормы права, регулирующие банкротства должника не были столь развиты. По мнению Г. Г. Глинки и О. А. Шварц «… исторические особенности развития государства и права России явились объективными причинами, в силу которых в России до XVIII столетия не было сформировавшегося конкурсного права, а действовавшие нормы о банкротстве носили бессистемный характер» [1].

Не соглашаясь суждениями названных авторов, мы приводим свои мнения по вопросам развития права о несостоятельности в Древней Руси и дореволюционной России.

В становлении российского права в части касающейся несостоятельности должника принято выделять три основных этапа: дореволюционный, советский и постсоветский или современный этап. Несмотря на то, что понятие «несостоятельности должника» в России уходит глубоко в средневековье, наиболее интересным с точки зрения развития законодательства представляется именно дореволюционный этап.

Одним из первых законодательных актов, затрагивающих судьбу русских банкротов, стала Русская Правда (X - XI в.) [5]. Русская Правда дифференцировала подход к оценке несостоятельности. Выделялось три вида банкротства: несчастное, умышленное, и злостное.

«Несчастный» банкрот, разорившийся вследствие непреодолимой силы, мог получить отсрочку платежей.

«Умышленный» банкрот, купец, пропивший или испортивший чужой товар в «безумии», поступал в полное распоряжение своих кредиторов. В права кредиторов входило: продать все имущество банкрота для возмещения ущерба или вовсе продать самого банкрота в холопы.

Банкрот «злостный», то есть разорившейся купец, который взял в долг что-либо или товары на продажу иногороднего или иностранного купца, при этом воспользовался незнанием последнего о состоянии его дел, подлежал продаже (переводу в холопское состояние). Из полученных денег, закон предписывал, прежде всего, отдавать долги иноземным и иногородним купцам, а также князю, затем остальным кредиторам с учетом полученных ими ранее процентов.

В дальнейшем нормы о несостоятельности должника, ранее существовавшие в Русской Правде, нашли своё отражение в Судебниках 1497 и 1550 гг.

В Соборном Уложении 1649 г. был четко и ясно урегулирован вопрос очередности выплат кредиторам по долгу: первоочередно удовлетворялись требования казны и иностранных кредиторов, требования частных и русских лиц имели второстепенный характер удовлетворения [6].

В последующем своем развитии институт несостоятельности (банкротства) изменял приоритеты, расширял нормативно-правовое регулирование, и, как следствие, усложнял его.

Активный рост капиталистических отношений, реформы Петра I предопределили создание новых нормативно-правовых актов, регулирующих несостоятельность (банкротство) должника. В 1740, 1753, 1763, 1768 гг. законодателем предпринимались активные попытки создания Устава о несостоятельности, однако их с трудом, можно было, назвать успешными, ведь законами они так и не стали, но все же имели ограниченное применение на практике.

Позднее, в 1800 и 1832 гг. появились два конкурсных устава, которые в отличие от Уставов о несостоятельности, приняли достаточно широкое применение на практике.

Первый устав о банкротах России был принят в 1740 году. По утверждению А. Х. Гольмстена он стал обобщенным сборником ранее принятых норм и уже сложившейся судебной практики [2].

В 1782 году нормы регулирующие банкротство появлялись в Уставе благочиния (Устав благополучия). Отныне несостоятельных должников разрешалось брать под стражу и доставлять их в соответствующий суд [6].

В начале 19 века экономика России ознаменовалась появлением первых буржуазных элементов. В связи с этим законодатель занялся разработкой нового закона о банкротстве. Новый закон должен был соответствовать времени. В 1800 году принимается специализированный Устав о банкротстве, состоящий из двух частей, каждая из которых адресовалась определенной группе людей [1]. Первая часть рассматриваемого Устава обращалась к купцам и другим группам торговых людей, которые имели право обязываться векселями. Вторая часть содержала нормы для дворян и чиновников. В соответствии с Уставом о банкротстве 1800 г. банкротом является тот, кто не мог заплатить своих долгов, то есть такое имущественное положение физического или юридического лица, при котором последнее не в состоянии удовлетворить требования своих кредиторов [3].

Характерно, что Устав, по аналогии с Русской Правдой, выделял три вида банкротства, тем самым демонстрировал преемственность русского законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Несчастная несостоятельность подразумевала под собой наличие непредвиденных обстоятельств (форс-мажоров) ни в коей мере не зависящие от должника. К таким обстоятельствам можно было отнести пожары, наводнения, оползни, засуху и т.д.

Неосторожная несостоятельность была оплотом исключительно должника и происходила по его вине, будь то невнимательность или небрежное отношение.

Злостная несостоятельность заключалась в злонамеренном банкротстве, совершаемым как новичками, предпринявшими попытки сокрыть часть или полную конкурсную массу, так и опытными купцами, также преследующими свои корыстные цели, а также стремящимися извлечь максимальную выгоду из процесса банкротства [8].

Особенной чертой данного устава стало положение о том, что лицо, которое было признано банкротом, могла быть взято под стражу, по настоянию большинства кредиторов должника. Также из числа кредиторов избирались кураторы, схожие по своим полномочиям с современными конкурсными управляющими, в обязанности которых включалась реализация имущества должника и оплата долгов банкрота. Естественно, что из полученных средств первым делом удовлетворялись требования государства (казны). Бывали и случаи, когда имущество банкрота было полностью конфисковано, но так и не реализовано. Порядок удовлетворения требований кредиторов становился следующим: церкви и монастыри, следующим эшелоном шли работники банкрота, и завершалось все выплатами кредиторам.

В случаях залога имущества должника, кредитор мог получить долг в размере заложенного имущества.

Чиновники и дворяне пользовались следующими способами оформления обязательств:

- закладными с залогом движимого и недвижимого имущества;

- крепостными заемными письмами без залог;

- домовыми заемными письмами без залога или с залогом движимых вещей.

Существовало понятие «неоплатного должника», которым признавалось лицо представляемой категории и для которого доказательство своего несчастного банкротства являлось невозможным. Такой неоплатный должник мог быть подвергнутым тюремному заключению («посадить под караул») на срок до 5 лет с содержанием от 50 до 150 рублей в год по требованию своих кредиторов.

Впоследствии нормы Устава о банкротстве 1800 г. были включены в Свод законов Российской империи.

Характерной чертой дореволюционного законодательства о несостоятельности (банкротстве) России является то, что основными субъектами конкурсного права являлись именно физические лица, посвятившие себя торговле, и лишь через годы действие законодательства о несостоятельности распространилось и на организации, то есть юридические лица [4].

Следующим этапом стало принятие «Устава судопроизводства торгового» в 1905 году. Устав позволил сделать большой шаг вперед, так как под субъектом он подразумевал не только физическое лицо, но и юридическое. Несостоятельностью признавалось: «положение дел, когда кто-либо не имеет наличных денег на удовлетворение в срок своих долгов и есть признаки, что долги неоплатны, то есть всего имущества его для полной уплаты буде недостаточно» [7].

Случаи несостоятельности все также продолжали делиться на три основных типа:

- несчастная несостоятельность;

- неосторожная несостоятельность;

- подложная несостоятельность (бывшая злостная несостоятельность).

О несостоятельности должника извещали три публикации в трех подряд выпусках Ведомостей Санкт-Петербурга и Москвы, сенатских объявлениях на двух языках: русском и немецком, пользующийся популярностью в то время. Дополнительно объявление вывешивалось на бирже в суде.

Существовали дифференцированные сроки для подачи в суд исков к должнику. Для кредиторов, проживающих в том же населенном пункте – две недели, а для кредиторов из других мест Российской империи – четыре месяца, и одного года для заграничных кредиторов. Предполагается, что данная дифференциация возникла из-за трудности доставления иска в место назначения.

После официального объявления должника несостоятельным в течение трех дней созывались все кредиторы, находящиеся в городе. В их присутствии банкрот приносил присягу об открытости своего имущества. В присяге отмечался момент о несении ответственности должником при утаивании имущества за подложную несостоятельность. После чего должник помещался под стражу, в то время, как в его конторе и месте жительства производилась опись всего имущества. По составлению описи долгов и имущества, судебный чиновник и присутствующие кредиторы принимали на себя управление имуществом банкрота. Однако не забывали семью должника. При необходимости часть имущество выделалась из общей массы на содержание членов семьи.

После всего произведенного назначалось собрание наличных кредиторов для выборов органов Конкурсного Управления – кураторов имущества и председателя. Этот орган представлял собой «нижнюю ступень коммерческого суда». Отмечается, что Конкурсное Управление не учреждалось в присутствии менее трех наличных кредиторов. В таких случаях функции его передавались суду. Суд, в свою очередь, имел право требовать полную информацию о деятельности Конкурсного Управления, а также в случае не завершения конкурса спустя 18 месяцев после первого объявления о банкротстве должника требовать объяснений о причинах не завершения конкурса.

Далее составлялось заключение о причинах несостоятельности и её вид. Эти документы представлялись на обозрение и утверждались собранием кредиторов.

Устав предусматривал вознаграждение Конкурсным управляющим, им полагалось жалование в размере не менее 2% собранной конкурсной массы.

А вот нахождение должника под стражей полностью зависело от дальнейшего решения собрания кредиторов. При несчастной несостоятельности он должен быть немедленно освобожден, при неосторожной – содержание под стражей могло продлиться от 8 до 16 месяцев, а в случае подложной несостоятельности дело рассматривалось как уголовное и наказанием могло стать: для торговцев – ссылка на поселение, а для остальных – лишение свободы на срок от 1,5 до 2,5 года.

Анализируя материалы исследования, авторы констатируют, что правовое регулирование несостоятельности все же было. Развитие отдельных форм права, регулирующие несостоятельность лиц в рассматриваемый период показывает и соответствующую динамику права.  Так как письменные источники права как Русская правда, Судебники, Соборное Уложение и Уставы, утвержденные государственными органами Российской Империи являются полноправными источниками права Российской Империи, динамичное развитие которых приведены в Таблице 1.

 

Таблица 1.

Хронология

развития правовых актов регулирующих несостоятельность  в России

 (конец XI – начало  XX столетий)

 

№ п/п

Годы

создания

Основные

правовые акты

Краткое содержание

 

1.

 

XI в.

 

Русская Правда

Главный письменный источник права Древнерусского государства

Дифференцированный подход к оценке несостоятельности. Выделялось три вида банкротства: несчастное, умышленное и злостное

 

 

2.

 

1497 г.

 

Судебник

Свод законов русского государства, создан в эпоху правления Ивана III

Нормы о несостоятельности должника, ранее существовавшие в Русской Правде, нашли своё отражение в Судебнике

 

 

3.

 

1550 г.

 

Судебник

Единственный источник права, создан при Иване IV Грозном

Нормы о несостоятельности должника, ранее существовавшие в Русской Правде, продолжают действовать в Судебнике

 

 

 

4.

 

1649 г.

 

Соборное Уложение

Свод законов Русского государства, принят Земским собором

Урегулирован вопрос очередности выплат кредиторам по долгу: первыми удовлетворялись требования казны и иностранных кредиторов, требования частных и русских лиц имели второстепенный характер удовлетворения

 

5.

 

1740 г.

 

Устав о банкротах

Первый банкротский устав в России 

Обобщенный сборник ранее принятых норм по вопросам банкротства и использовавшихся в судебной практике

 

6.

 

1782 г.

 

Устав благочиния или полицейский

Принят при правлении Екатерины II

Банкротов должны были брать под стражу и отсылать к соответствующему суду

 

 

7.

 

1800 г.

 

Устав о банкротстве

Специализированный

Выделял три вида несостоятельности: несчастная, неосторожная и злостная. Состоял из 2х частей: первая для купцов, вторая для дворян

 

 

8.

 

1905 г.

 

Устав

судопроизводства торгового

Под субъектом подразумеваются как физическое лицо, так  и юридическое.

Приводятся процессуальные нормы регулирующие деятельность суда и конкурсного управляющего

 

 

В целом, рассматривая данный исторический период, можно констатировать все же слабое развитие российского законодательства о банкротстве. В нем продолжали существовать неопределенность, законодательные пробелы в регулировании несостоятельности. В случае выявления такого пробела на практике приходилось прибегать к применению обыкновенного права, в других ситуациях правоприменители прибегали к обращению к иностранному законодательству, касающемуся регулирования банкротства.

Авторы не считают, что в проведенном исследовании даны ответы на все вопросы, раскрывающие смелое предположение о начале динамики развития права в обозначенном периоде и полностью охарактеризовано его состояние, так как они несут остро дискуссионный характер и приглашают на дальнейшее обсуждение.

 

Литература

 

1. Глинка Г. Г., Шварц О. А. Исключения из конкурсной массы при банкротстве физического лица в России и США: сравнительно-правовое исследование // Предпринимательское право. Приложение "Право и Бизнес", 2015, N 4.

2. Гольмстен А. Х. Исторический очерк русского конкурсного права. СПб., 1888.

3. Каменков В. С. История развития законодательства о банкротстве в России и Белоруссии // Безопасность бизнеса. 2009. № 3.

4. Михневич Т. Н. Правовое регулирование банкротства гражданина в России и за рубежом // Экономическое правосудие на дальнем востоке России. 2005. № 5.

5. Русская Правда // Российское законодательство X - XX вв. Т. 1.  Законодательство древней Руси. Отв. ред. тома О. И. Чистяков. М., 1985.

6. Соборное Уложение 1649 г. // Российское законодательство X - XX вв. Т. 3 Акты земских соборов. Отв. ред. тома А. Г. Маньков. М., 1985.

7. Устав судопроизводства торгового [Электронный ресурс] / Сост. А.М. Нюрнберг. - М.: Правоведение И. К. Голубева, 1913. - Режим доступа: http://www.znanium.com

8. Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. Казань. 1898.

 

Об авторах

 

            Егоров Вячеслав Елизарович – кандидат педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права и процесса, юридический факультет, Псковский государственный университет, Россия.

            E-mail: egorovslava53@mail.ru

            Рожнова Кристина Юрьевна – студентка 4 курса, юридический факультет, Псковский государственный университет, Россия.

            E-mail: kristin.kault@yandex.ru 

 

V. E. Egorov, K. Y. Rozhnova

 

DYNAMICS OF LAW DEVELOPMENT

IN THE SPHERE OF INSOLVENCY (BANKRUPTCY)

IN RUSSIA (PRE-REVOLUTIONARY PERIOD)

 

Development of law regulating insolvency of debtor in the pre-revolutionary Russia is considered. Authors’ opinions on dynamic development of sources of law in the given period are given. Chronology of law development worked out by them arouses obvious interest for further investigation in the sphere of insolvency. Authors call for further discussion on the given topic.

Key words: insolvency, norms of law, sources, normative acts.

 

About the author

 

Egorov Vyacheslav Yelizarovich, Candidate of Pedagogic Sciences, Associate Professor, Head of the Department of the Department of Civil Law and Process of the Law Faculty of the Pskov State University.

E-mail: egorovslava53@mail.ru

Roznova Kristina Yuryevna, student 4 cours, of the Law Faculty, Pskov State University.

E-mail: kristin.kault@yandex.ru 

 

 

Статья принята для опубликования в Вестник Псковского государственного университета, Серия «Экономика, право и управление» в апреле 2017 года.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован